выпуск седьмой
ТАН БАТЫР, ИЛИ НИКОГДА НЕ СДАВАЙСЯ
постапокалипсис Радиона Букаева по мотивам татарской народной сказки

Два дня и две ночи стояли Тан – батыр и девушка не шелохнувшись. И тут батыр вспомнил, как когда – то давно, в далеком детстве, кто – то говорил ему, что если встретишь доброго человека , то нужно сесть и поговорить с ним. Что – то родное и близкое узнала она в этом жесте.

3000 ПЛАСТИКОВЫХ БУТЫЛОК
12 ПЕРВОКУРСНИКОВ
1 ТРАДИЦИОННЫЙ СЮЖЕТ
Радион Букаев поставил свою версию «Тан-батыра» на III театральной лаборатории «Город АРТ-Подготовка». Традиционную татарскую сказку играли на русском. Для Радиона была принципиально найти новую форму для известного сюжета. Так возник жанр потапокалипсиса, сценическое решение – пластиковое от и до, а потом и актеры-почти ровесники будущих зрителей. А еще настоящая лабораторная работа.

Радион рассказывает, как всё сочинялось:


РАДИОН БУКАЕВ
режиссер
«Когда Угол предложил мне что-нибудь сделать, мы как-то пришли с Инной [Ярковой] к выводу, что это должна быть татарская сказка. Угол только формировал свой репертуар и плюс позиционировал себя как площадка альтернативного театра. И я подумал, почему бы не сделать сказку в таком постапокалиптическом формате. Мы взяли «Тан-батыр» и просто перевернули ее . Мне показалось, что это как раз вписывалось в концепцию Угла.

Потом мне предложили поработать с первым курсом. Помню даже был какой-то кастинг. Я выбирал всех, кто мне нравился. Набрал человек 12, не меньше.

Ребята были совсем молодые, бюджета не особо много было, и я подумал, почему бы не устроить такой ещё студенческий вариант постановки спектакля. Что бы ребята делали всё своими руками, сами писали бы инсценировку, сами бы играли. А я был бы скорее режиссером-педагогом.
Помню, что попросил у организаторов купить на все деньги, наверно, несколько тысяч разных пластиковых бутылок. И первая неделя прошла в лабораторном формате, когда ребята из этих бутылок создавали различных персонажей.


Мне казалось, что важно для них и это привило им частичку театра-студии. Фактически они превратились на это время в театр. Я помню, приводил к ним разных режиссеров: Семена Серзина, Гошу Цнабиладзе. По-моему, у нас была даже Саша Джунтини. Со всеми, кто приезжал в Казань, я устраивал встречи для ребят.

Была очень теплая атмосфера. Даже как-то неважно было, как прошёл показ, насколько долго спектакль оставался в репертуаре. Сам процесс — работали мы, по-моему, недели три — был самым важным периодом. Наверно я пытался научить их театру как таковому. С добротой и теплотой вспоминаю этот процесс.

Эти воспоминания хранятся у меня в памяти. Многие ребята меня до сих пор поздравляют с днём рождения. Сохранились какие-то дружеские отношения».

Букаев, между тем, напряженно сверлит стену.

Происходящее за кулисами лучше всего описывало слово «чехарда»:

«В «Углу» началась чехарда. Студенты I курса Казанского театрального училища борются с реквизитом. Они сами сделали из пластиковых бутылок, полиэтилена и труб замки, костюмы богатырей, заборы – и теперь вновь ищут, у кого что.

Сказка «Тан – батыр» <...>, верно, войдет в репертуар «Угла». А потому надо сделать так, чтобы и без администратора-отца родного-воспитателя (и режиссера) Радиона Букаева всё работало. Букаев, между тем, напряженно сверлит стену. Перед этим он отбирает у корреспондента [Собаки] бутафорский меч, ибо негоже трогать реквизит. А перед репетицией устраивает внушение: хочешь быть актером – забудь про оправдания типа дня рождения или сабантуя в Зимбабве (нащупывается новый мем). Театральный лагерь, да и только.

Подростки в какой-то момент начинают спорить друг с другом, но потом разбредаются по углам – у них десять минут, чтобы втиснуться в костюмы и подумать, куда его «зарядить» перед выходом».

Из репортажа журнала «Собака». Полностью здесь →
В итоге получился спектакль, не имеющий ничего общего с привычным национальным театром:
«Сцена - узкое пространство, огражденное от зрителей натянутой пленкой. На актерах вместо привычных отличающихся многоцветьем народных костюмов простая черная одежда, а вместо классических декораций – реквизит из пластиковых бутылок, клейкой ленты и пресловутой пленки.
Эффект от натянутой пленки вкупе с игрой света действует на сознание так, что ты на минуту теряешься в этом странном, пугающем мире, пока нейтральный голос, зачитывающий текст пьесы, не возвращает тебя обратно в «Угол». Следует отметить, что актеры при этом не говорят ни слова.

Чудовища с их пластиковыми конечностями, бутылками с кровью и торчащими трубками выгладят психоделически-пугающе. Однако по сюжету они лишь воплощение того зла, которое есть в самих людях. И одолеть его можно, лишь вспомнив о своей человечности. Единственное спасение в этом жестоком мире – любовь».

Из рецензии «Эксперт Татарстан». Полностью здесь →
А первокурсники выросли в больших актеров.
И остаются своими, угловыми:

Александра Краева
актриса
«Тан-батыр» — мой первый спектакль в Углу, поэтому вспоминаю его с особой огромной любовью. Сейчас — в момент особой актуальности темы пластика — очень круто понимать, что мы попытались привлечь внимание зрителя к этой проблеме еще 5 лет назад. Да и в принципе, процесс изготовления декораций и костюмов был дико интересным и таким же кропотливым, как придумывание сцен и персонажей.

Еще помню офигенную атмосферу в Углу, когда мы приходили на репетиции и полностью растворялись в фантазии, любви, веселье и продуктивности.
Пока писала этот текст, словила ностальгию и очень заскучала по этим временам».
«Тан-батыр» — это моя первая лаборатория. Мой первый сценический опыт на профессиональной площадке. Это первый пинок под зад в профессии. Первые истерики, ужасы, страхи.

Но вместе с этим и «творческое путешествие в пустоту», как говорил Радион Тимурович Букаев. Все эти моменты с пластиком — как мы всё придумывали, вырезали, клеили. Все было разбросано, и мы собирали из этого спектакль. Как я учился на этих джамперах ходить. По Углу бегал на джамперах — ужас какой! Много раз падал, один раз даже на спектакле упал.

Для меня это первый превосходный театральный опыт. Не крещение в профессии, но, что-то похожее. С огромной благодарностью и любовью вспоминаю Радиона Тимуровича и всю команду спектакля «Тан-батыр». Спасибо за этот жизненный и профессиональный опыт.»

Каюм Мухтаров
актер

Каюм Мухтаров
актер
«Тан-батыр» — это моя первая лаборатория. Мой первый сценический опыт на профессиональной площадке. Это первый пинок под зад в профессии. Первые истерики, ужасы, страхи.

Но вместе с этим и «творческое путешествие в пустоту», как говорил Радион Тимурович Букаев. Все эти моменты с пластиком — как мы всё придумывали, вырезали, клеили. Все было разбросано, и мы собирали из этого спектакль. Как я учился на этих джамперах ходить. По Углу бегал на джамперах — ужас какой! Много раз падал, один раз даже на спектакле упал.

Для меня это первый превосходный театральный опыт. Не крещение в профессии, но, что-то похожее. С огромной благодарностью и любовью вспоминаю Радиона Тимуровича и всю команду спектакля «Тан-батыр». Спасибо за этот жизненный и профессиональный опыт.»

Гузель Валишина
актриса
«Когда вся команда заражена общей идеей и каждый честно отдает свои силы, энергию, мысли, каждый волнуется, переживает за эту работу, то... Во-первых, появляется вдруг ваш отдельный мир, как отдельная маленькая планета (ну наш мир тогда был усыпан пластиковыми бутылками, скотчем). Во-вторых, в этом месте появляется большая любовь, трепетное отношение к спектаклю, к людям, которые тебя окружают. Спектакль «Тан-батыр» создавался в любви (сейчас я понимаю, как это важно и здорово).

Это были наши первые шаги, Радион Тимурович был таким строгим, заботливым отцом спектакля, с которым было не страшно. Он много шутил, мы много смеялись. Анжела [помощница режиссера] всегда крепко обнимала, спрашивала, всё ли хорошо, Лёня [помощник режиссера] веселил и поднимал настроение.

С этого спектакля началось наше близкое знакомство с Творческой лабораторией «Угол». Для меня это место значимое, родное.»
ОБНИМАЕМ КРЕПКО!
НИКОГДА НЕ СДАВАЙТЕСЬ